Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Ай-ай-ай!!!!

Блин, вот как я так смог? Никогда ведь не было ничего подобного! А тут вон, как здрасьте...
И исправить-то уже почти невозможно, всё уже работает, всё готовится, всё вертится, всё кипит, а я только сейчас заметил эту свою непростительную ошибку!
Зараза... Тупое криворукое чудовище!!!! Чёрт, вот это номер-то...
М-да... И ведь не скажешь теперь, что не знаешь об этом "косяке"... Теперь это запомнится... Теперь это останется со мной надолго. Вот же ж! "Никогда такого не было и вот опять!" Что ж делать-то?..
И не исправить уже никак. С каждой секундой шанс на исправление ситуации всё улетучивается и улетучивается... Хотя... Какой там шанс? Так, самоуспокоение одно...
О-хо-хо...
Придётся теперь тянуть этот крест ошибки и безудержной глупости. Вот как я так-то?!?!?!?!
Ни разу ведь я так не "прокалывался". Всякое было, но чтобы вот так, с утра, в понедельник, сразу себе испортить день, да что там день, неделю! Сука!!!!
Что ж дальше-то будет-то... Судя по всему - это уже симптом какой-то... Предупреждение? Эх... Глянуть что ли в "И цзин" какой-нибудь, узнать к чему это? Только я не уверен, что к хорошему. Куда уж лучше-то...
Что ж это было-то? Расплата за самонадеянность? За вечную иронию над несовершенством окружающих? За гордыню? Наказание?
М-да...
Вот так живёшь-живешь, а потом тебя как мешком обухов по голове... Да ещё и из-за угла... В пыли... И грабли...
Как оно у меня так вышло?..
...
Это ж надо было так ошибиться: сварить себе всего 19 пельменей вместо 20-ти! Как жить-то теперь?..

Хлеба к обеду в меру бери, хлеб - драгоценность, им не сори

История сия Израильская такова: брат на работе до вечера, а мы пошли с золовкой его встречать. Днём там для меня с непривычки сильно жарко. Итак, встретили мы его и на обратном пути решили в киношку смотаться. 3D всё-таки, пусть и на иврите. Прикольно! Это сейчас у нас в городе три кинотеатра 3D, а до этого с этим было туговато. Так вот, как обычно (хотя и это само по себе неприятно) нас на входе начали обыскивать. А у брата был рюкзачок. Он в нём на работу тормозки носил да одёжу какую-никакую рабочую. Так вот охранник рюкзачок увидел и аж подпрыгнул:" Хальт! Аусвайс! Вас ист дас?!"(или ещё что-то для меня не менее непонятное)
А ему объясняют, что тут специально для фетишистов вроде него грязные носки и прочую муть носят. От радости он туда обеими руками залез. Долго ковырялся и вытаскивает оттуда 3 ломтика черного Бородинского хлеба с салом. Всё в пакетике завязанном, чтобы не вымазать ненароком. Это богатство я брату привозил. Хлебушек такой рассыпчатый, пахучий, с приправами. Душистый. А сало свежее, точнее свежесолёное, такое на четыре пальца толщиной, с животика кабанчика, с прослоечкой мясной сантиметровой. С чесночком засоленное. Такое, знаешь ли, тоже ароматное, даже на вид мягкое. Прямо просящееся растаять у тебя на языке, когда ты глазки от удовольствия прикроешь, а одной рукой такой ломтик в рот опускать будешь. А в другой руке хлебушка кусочек черного, кусочек "Бородинского", квадратного. Аромат вокруг себя испускает, забивая свежим хлебным духом все парфюмы дезодорантные. Именно такого хлебушка ты все крошки со стола на ладонь обязательно сметёшь и в рот отправишь, чтобы удовольствие подольше растянуть.
О чём это я? А, вот. Итак, сей кипанутый товарищ пакетик с хлебом держит и спрашивает грозно, что это мол? Недоумённо объясняют ему, что это хлеб. Он аж взвился!!! Да вы что, орёт, на светлый праздник Песах хлеб едите?!?!?! Тут я понял, что нам приближается светлый анус и влез в разговор. Дальше наш диалог переводили для удобства понимания. Я извинился, говорю, моё мол, я вообще-то иноземец, гость с солнечного юга. Мне нельзя без хлебушки. Паспорт ему показывал. Говорил, что, сознавая высочайшую религиозность данного народа, я специально хлеб с пакет упаковал да  в рюкзак упрятал. Чтобы, мол, не искушать, не оскорбить  и не навредить. А ему пофиг!!! Выбрасывайте, мол, и никаких гвоздей! Как же так, говорю? Я, конечно, уважаю ваши религиозные чувства, но, будьте любезны, уважьте и мои. Мне по моей религии запрещено хлеб выбрасывать. У нас в священном столовском писании так и написано: "Хлеба к обеду в меру бери, хлеб  - драгоценность. Им не сори!", "Хлеб - всему голова!", "Хлеб-соль кушай, а добрых людей слушай!", "Бог на стене, а хлеб на столе!", "Хлеб сердце крепит!", "Хлеб да вода - богатырская еда!", "Не красна изба углами, а красна пирогами" и многие-многие другие. Я, когда зол, да в ситуации экстремальной - думаю по-другому. Быстро и качественно.
А ему пофиг!!! Говорит, что это я сюда приехал, поэтому должен жить по их законам! Пытаюсь доказать, что это не законы, а всего лишь религиозные обряды всего лишь части населения, не имеющие силы даже подзаконных актов. А ему пофиг!!! А самое обидное, что уже билеты в кино купили, и кассы закрылись, так как сеанс последний. Понял я что непробиваемую тупость, сдобренную религиозным фанатизмом, мне логикой не пробить, решил найти компромисс. А какой тут компромисс может быть? С хлебом нельзя и выкинуть нельзя! Вот ведь незадача! Но мы не привыкли отступать! Решил я тогда назло врагам птичек еврейских накормить некошерной едою.
С полуобрядовым бормотанием самовыдуманных заговоров и приговоров насрывал с пальмы близлежащей листочков. Листочки рядом с пейсанутым охранником на парапете разложил, и с таким же бормотанием хлебушек на листочки накрошил, то в темноту бормоча всяческую ересь, то по сторонам: "Птички небесные, вечные странники. Степью лазурною, цепью жемчужною...". Приговариваю я это и чувствую, как мне в спину кол лютой ненависти охранник взглядом вбивает. Брат потом рассказывал, что этот хрен забугорный во время бормотухи моей за пекаль свой хватался. Однако же сдержался. Когда конфликт был исчерпан, мы прошли в кинотеатр. Сеанс, конечно же, к тому времени уже начался. Ну а так как слов ивритских я не понимал, то просто на трёхмерную картинку любовался. Хотя нафиг там слова? Мульт был о том, как рокеры и прочие панки в ад попадают. Вот такое вот предупреждение для детей. Правда, ад получился слишком красивым. Даже красивее, чем рокерская жизнь. Ну а так как хлебом пришлось действительно пожертвовать (как сказал: и в прямом, и в переносном смысле!) то забытое в пылу хлебобулочного спора сало мы ели с орехами. С хлебушком было бы лучше.
А зато как в новостях наших родненьких покажут про вандальный приезд иудеев на Винницкий новый год, как устроят говорильню о религиозной терпимости иудаизма, как начнут, повизгивая, изблёвывать про "весь цивилизованный мир так делает", сразу я того вооруженного охламона вспоминаю. Что-то терпимость односторонняя какая-то получается.
Можно, конечно, сказать, что это был единичный случай, но так можно сказать и про твою историю средневековой поездки. Тоже единичные были случаи, а что их было так много, так это совпадение. Ну, так случилось! Не на ту смену нарвались! Так наши хоть слова понимали...

Верещагина не знаешь? Дожили...

Очередной город-герой. Аэропорт. Мы с братом собираемся улетать чёрти-куда. Брат практически навсегда, я же только в гости. Ну, и как нормальный гость, беру с собой кучу-кучную богатства всякого – народ заморский дивовать, эмигрантов радовать. Сала побольше, водочки отечественной несколько бутылей, конфетки-бараночки всякие, курятины несколько блоков. Всё-таки дым отечества! И, как это часто водится, дали нам самогона тудой передать. Три по пол-литра разнообразного. Очищенного многоуровневыми очистками. На настойках невообразимых. Без запаха сивушного. Чистого, как слеза!
Хлабысь! А в аэропорту, оказывается, таможня.
- Ком цу мир, битте, фервлюхтен швайн!
- Ась? Чегось?
- Выворачивай карманы, кому говорю... Ага! Нельзя сала больше килограмма везти!
- Так нас же трое? Вот и каждому по килограмму. Чтоб на чужбине с голоду не помереть!
- Нельзя печенья больше пяти кило провозить!
- Так это ж не стратегический запас обогащенного урана? Неужели за перевес на двести грамм расстрел на месте?!?!?!
- А почему сигарет больше нормы?
- Дяденька самый строгий таможенник, не велите казнить, велите слово молвить! Не корысти ради, а для себя, сирых и убогих везём! По пачке в день на 2 недели - вот уже пятнадцать пачек на рыло и выходит. Да про запас ещё пачек пяток - мало ли что...
- Хрен с вами, проходите...
Тут-то мы и расслабились по-дурости своей. Но не скоро сказка сказывается, не скоро дело делается.
При просмотре багажа в аппарате страшном вдруг найдены наши запасы самогонные.
- Ага! Вот она, вражья нечисть!! Сейчас мы на вас протокол составим, про куплю-продажу самогона!!! А потом на кол!!!!
- Какого самогона, дядечки? - смиренно отвечаем. - Какая купля-продажа? Для купли-продажи должен быть:
а) продавец,
б) покупатель,
в) товаро-денежные отношения или операции,
г) товар.
Так кто у кого чего купил-то? И за какие-такие дензнаки?
- А... Э...
- И с какого-такого перепугу вы решили, что это самогон? Это жидкость для лечения грибка. Писькин доктор прописал.
- Кто?!?!?
- Кожвенврач. Хотите, разуюсь? Мне не тяжело - могу вавку показать. А если и вас заинтересовало - могу рецепт продиктовать: берём кору дубовую, шишки сосновые, сала-рыбы-колбасы, скорлупы от грецких орехов, подорожник, ромашку, мяту, мел, зверобой, полынь, шелковицу, косточки сливовые, огурцы мочёные, липовый цветок, ячменя росток, тщательно перемешиваем и настаиваем две недели на спирту. Только это для наружного употребления. Внутрь - ни-ни! Опасно для жизни!
- А... Э... А у вас провоз легко воспламеняющейся жидкости!
- Батеньки мои, а вы на самолёт гляньте-ка, разве у него в каждом крыле не по 2 тонны более легко воспламеняющейся жидкости налито? И ничего ведь! Летит, зараза, и не скривится!
- А... Э... Но так нельзя!
- А как можно? Если сами не знаете, начальника вашего позовите, пусть подскажет...
Начальник пришедший, объяснения наши выслушал, поухмылялся, отвёл нас в сторону.
- Нельзя это везти в багаже. И всё.
- Значит, в багаже… - нельзя, а в пузе - можно? Сейчас исправим!
И исправили. Одну исправили с горла без закуси, вторую, третью... Так что во время перелёта мы были самыми спокойными пассажирами. Ведь из жадности мы ещё у стюардесс к обеду коньячку выпросили...

Суп Манько

На все субботы-воскресенья мы нашей тургруппой выезжали в лес на тренировку. Часто с ночёвкой. Родители как обычно дитяткам выдавали бутерброды, яйца варёные и супы в пакетиках. Удивительная закономерность получалась - ни разу в голодные однообразные годы "застоя" у нас не получалось иметь на руках два ОДИНАКОВЫХ пакетика супа. Ни разу!!!!
Так вот на завтрак у нас была сухомятка. Плотно накрытый стол, гора яиц и дикий вопль: "Дадим каждому по яйцу!" Дали. Осталось еще. "По двоим!!!!! - Нет, по обоим..."
На обед дежурные занимались кулинарными изысками - из огромного разнообразия пакетиков по смыслу выбирали похожие и варили, матерясь.
Как-то раз дежурными стали Манько с приятелем. Из родника набрали воды, нагрели и тупо выкинули в котелок все пакетики: вермишель, харчо, уху и пр. Потом вспомнили, что не положили картошку. Пока почистили, пока порезали, пока закинули в суп, уже полкотелка выкипело! Бардак, думаешь? А вот и нет. Не растерявшись, эти мастера кулинарного изыска от жуткой лени вместо родника направились к ближайшей речке и зачерпнули там воды. Когда это дикое месиво было готово, то в непонятной густой жиже кроме разварившихся до безобразия супов и недоваренной картошки мы с удивлением обнаружили мальков и головастиков. Невзирая на всё это, голодными набегавшимся за день по лесу подростками это жуткое месиво было съедено без остатка.
С этих пор все безумные блюда и называются у нас "Суп Манько"

Первое восхождение

Было это в далёкие времена моих активных занятий туризмом и альпинизмом. Дальний зимний поход на Южный Урал, Восхождение на Ямантау. Было у нас тогда 3 восхождения...
Но обо всём по порядку. Прибыли мы к подножию горы...
Нет, всё началось ещё в аэропорту. Из Луганска мы прилетели в аэропорт Быково (Москва). В аэропорту в ресторане нас поразила табличка на столах: "Пальцами, яйцами в соль не тыкать!"
По дороге в аэропорт Домодедово (Москва), мы покатались на задницах с горки возле Кремля. Ну, начинали мы съезжать на ногах, а после трёх кочек почему-то все оказывались на спине и вниз головой! Никто так и смог нормально объяснить эту непонятную закономерность.
Прибыли в Домодедово. Там ночевали на полу. А нас постоянно сгоняли с места на место, так как мы вечно выбирали неудачное лежбище. В аэропорту нас порадовала дикторша. Складывалось такое ощущение, что дикторша засыпала, потом роняла голову на стол, а на столе под микрофоном расположен такой качественный медный таз, - Бамммм!!!
И потом так бодренько: "Граждане пассажиры, рейс на какой-нибудь Новокузнецк отменяется в, - потом тише и тише, - связи с погодными условиями, - и совсем тихо, - в Новокузнецке" Потом снова - Бамммм!!!!!! И опять так бодренько, пока во время чтения текста снова не заснёт.
Добрались мы на Урал. Там нас поселили в качественном бревенчатом срубе с огромной русской печью. Воспользовавшись кем-то заранее приготовленными дровами мы разогрели печь, перекусили и легли на нары спать. По старой туристской привычке мы с моим другом Сашкой, положили одежду в спальники под себя. А все остальные красиво сложили на приставленные к стене рюкзаки. Утром дежурные не смогли встать разогреть печку, так как одежда покрылась инеем и примёрзла к рюкзакам. Находчивый тренер увидел наши с Саньком хитрые физиономии, то что мы оделись в согретые нашими телами спортивные костюмы и поменял дежурных. Встали мы и начали на спичках тянуть - кому дрова на улице, на 60-ти градусном морозе, колоть, а кому печку растапливать.
Как обычно, идти на улицу выпало мне. Взял я колун, не топор, а настоящий колун!!!! И мученически пошёл на двор. А там стояли такие уже напиленные чурбаки метр в диаметре и полметра высотой, которые необходимо было мне 15-тилетнему пацану расколоть. И начал я вокруг них прыгать с колуном. Красиво, как местные, расколоть чурбак "по ниточке", я, естественно не мог, поэтому откалывал с боков. Прыгал-прыгал, как вдруг почувствовал, что тулуп мне мешает. Снял, потом вдруг и телогрейка показалась лишней, потом даже одна "мастерка". А когда я с охапкой свеженаколотых дров, раскрасневшийся, зашёл в избу, Санёк, в тулупе, скорчившийся от мороза перед печкой, засунувший руки в очаг, вдруг понял, что я-то выиграл!!!! Отобрал у меня колун и помчался на мороз дрова колоть - греться.
На второй день начали мы восхождение. С лыжами, как дураки. Забрались примерно до середины горы и поняли, что лыжи здесь, оказывается, лишние.  Посовещавшись, мы решили на них и спуститься. Глупцы!!!!
Опыта-то никакого! Но как красиво наперегонки мы тогда мчались... Правда, недолго. Пока на нашем трудном пути не оказалось лежащее присыпанное снегом дерево. Передний решил объехать дерево слева и попал на пенёк. Второй справа нарвался на кучу спиленных веток, а я перепрыгнул через ствол и оказался в лидерах. Ненадолго. Пеньков на этом склоне было слишком много... Результат - одна лыжа поломана. На следующий день мы вышли слишком поздно из-за ночной метели и не смогли дойти до вершины засветло.
Третий день. Все приготовились, настроились. И поэтому дежурить поставили с утра меня с Саньком и ещё одного паренька Колю. На меню был молочный суп из сгущенки с вермишелью. Утро. Дрова горят. Вода в выварке на 15 человек на печку поставлена. Процесс пошёл, как говаривал придурок, природой меченный. В воду мы вывали кучу сгущёнки, чтобы послаще было, а про то что сгущёнку нужно было в кипяток бросать, как-то не подумали. Вода закипает, а белее не становится - сгущёнка-то ко дну прикипела! Набросали мы туда вермишели и начали отскабливать с днища пригоревшую сгущёнку.
В выварке образовалась коричневого цвета муть, в которой болтыхались какие-то чёрные ломти. Мы к тренеру. А тот на нас спросонья: "Мешайте-мешайте!" А бедный Коля с полуметровым деревянным ополонником с несчастным видом и вермишелью в волосах что-то шкребёт по днищу, отколупывая новые черные куски некогда белоснежной сгущенки. Делать нечего. Эту хрень мы выставили на стол и решили, что если чёрную байду мелко покрошить, то никто не заметит.
Проснувшаяся группа с явным недовольством перемешивала ложками коричневую жижу, в которой вместо вермишели плавала очень мелко крошеная пригоревшая сгущёнка, почему-то чёрного цвета. А после небольшой ругани ела бутерброды, с завистью поглядывая на висевший на стене плакат: "Съел сам - помоги другому!" Но зато именно в этот день на голодный желудок мы и смогли покорить наивысшую точку Южного Урала.
А когда мы вернулись из похода домой, у меня из двух пар лыж осталась целая только одна лыжина. Родители почему-то не сильно были довольны. Зато когда фильм из похода посмотрели, простили нам всё!…..