?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

История сия Израильская такова: брат на работе до вечера, а мы пошли с золовкой его встречать. Днём там для меня с непривычки сильно жарко. Итак, встретили мы его и на обратном пути решили в киношку смотаться. 3D всё-таки, пусть и на иврите. Прикольно! Это сейчас у нас в городе три кинотеатра 3D, а до этого с этим было туговато. Так вот, как обычно (хотя и это само по себе неприятно) нас на входе начали обыскивать. А у брата был рюкзачок. Он в нём на работу тормозки носил да одёжу какую-никакую рабочую. Так вот охранник рюкзачок увидел и аж подпрыгнул:" Хальт! Аусвайс! Вас ист дас?!"(или ещё что-то для меня не менее непонятное)
А ему объясняют, что тут специально для фетишистов вроде него грязные носки и прочую муть носят. От радости он туда обеими руками залез. Долго ковырялся и вытаскивает оттуда 3 ломтика черного Бородинского хлеба с салом. Всё в пакетике завязанном, чтобы не вымазать ненароком. Это богатство я брату привозил. Хлебушек такой рассыпчатый, пахучий, с приправами. Душистый. А сало свежее, точнее свежесолёное, такое на четыре пальца толщиной, с животика кабанчика, с прослоечкой мясной сантиметровой. С чесночком засоленное. Такое, знаешь ли, тоже ароматное, даже на вид мягкое. Прямо просящееся растаять у тебя на языке, когда ты глазки от удовольствия прикроешь, а одной рукой такой ломтик в рот опускать будешь. А в другой руке хлебушка кусочек черного, кусочек "Бородинского", квадратного. Аромат вокруг себя испускает, забивая свежим хлебным духом все парфюмы дезодорантные. Именно такого хлебушка ты все крошки со стола на ладонь обязательно сметёшь и в рот отправишь, чтобы удовольствие подольше растянуть.
О чём это я? А, вот. Итак, сей кипанутый товарищ пакетик с хлебом держит и спрашивает грозно, что это мол? Недоумённо объясняют ему, что это хлеб. Он аж взвился!!! Да вы что, орёт, на светлый праздник Песах хлеб едите?!?!?! Тут я понял, что нам приближается светлый анус и влез в разговор. Дальше наш диалог переводили для удобства понимания. Я извинился, говорю, моё мол, я вообще-то иноземец, гость с солнечного юга. Мне нельзя без хлебушки. Паспорт ему показывал. Говорил, что, сознавая высочайшую религиозность данного народа, я специально хлеб с пакет упаковал да  в рюкзак упрятал. Чтобы, мол, не искушать, не оскорбить  и не навредить. А ему пофиг!!! Выбрасывайте, мол, и никаких гвоздей! Как же так, говорю? Я, конечно, уважаю ваши религиозные чувства, но, будьте любезны, уважьте и мои. Мне по моей религии запрещено хлеб выбрасывать. У нас в священном столовском писании так и написано: "Хлеба к обеду в меру бери, хлеб  - драгоценность. Им не сори!", "Хлеб - всему голова!", "Хлеб-соль кушай, а добрых людей слушай!", "Бог на стене, а хлеб на столе!", "Хлеб сердце крепит!", "Хлеб да вода - богатырская еда!", "Не красна изба углами, а красна пирогами" и многие-многие другие. Я, когда зол, да в ситуации экстремальной - думаю по-другому. Быстро и качественно.
А ему пофиг!!! Говорит, что это я сюда приехал, поэтому должен жить по их законам! Пытаюсь доказать, что это не законы, а всего лишь религиозные обряды всего лишь части населения, не имеющие силы даже подзаконных актов. А ему пофиг!!! А самое обидное, что уже билеты в кино купили, и кассы закрылись, так как сеанс последний. Понял я что непробиваемую тупость, сдобренную религиозным фанатизмом, мне логикой не пробить, решил найти компромисс. А какой тут компромисс может быть? С хлебом нельзя и выкинуть нельзя! Вот ведь незадача! Но мы не привыкли отступать! Решил я тогда назло врагам птичек еврейских накормить некошерной едою.
С полуобрядовым бормотанием самовыдуманных заговоров и приговоров насрывал с пальмы близлежащей листочков. Листочки рядом с пейсанутым охранником на парапете разложил, и с таким же бормотанием хлебушек на листочки накрошил, то в темноту бормоча всяческую ересь, то по сторонам: "Птички небесные, вечные странники. Степью лазурною, цепью жемчужною...". Приговариваю я это и чувствую, как мне в спину кол лютой ненависти охранник взглядом вбивает. Брат потом рассказывал, что этот хрен забугорный во время бормотухи моей за пекаль свой хватался. Однако же сдержался. Когда конфликт был исчерпан, мы прошли в кинотеатр. Сеанс, конечно же, к тому времени уже начался. Ну а так как слов ивритских я не понимал, то просто на трёхмерную картинку любовался. Хотя нафиг там слова? Мульт был о том, как рокеры и прочие панки в ад попадают. Вот такое вот предупреждение для детей. Правда, ад получился слишком красивым. Даже красивее, чем рокерская жизнь. Ну а так как хлебом пришлось действительно пожертвовать (как сказал: и в прямом, и в переносном смысле!) то забытое в пылу хлебобулочного спора сало мы ели с орехами. С хлебушком было бы лучше.
А зато как в новостях наших родненьких покажут про вандальный приезд иудеев на Винницкий новый год, как устроят говорильню о религиозной терпимости иудаизма, как начнут, повизгивая, изблёвывать про "весь цивилизованный мир так делает", сразу я того вооруженного охламона вспоминаю. Что-то терпимость односторонняя какая-то получается.
Можно, конечно, сказать, что это был единичный случай, но так можно сказать и про твою историю средневековой поездки. Тоже единичные были случаи, а что их было так много, так это совпадение. Ну, так случилось! Не на ту смену нарвались! Так наши хоть слова понимали...