?

Log in

No account? Create an account
А может быть сначала забыли, потом наказали, а когда срок наказания вышел, решили немного потянуть, чтоб наверняка? "Это ж флот!" :-)))


Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Был солнечный полдень.

  Ну? – спросил дракон.

  - Сейчас-сейчас, - успокоил его рыцарь.

  - Ты обещал показать мне какой-то уникальный местный ритуал. Почти восьмое чудо света. Я ради этого даже согласился пропустить завтрак, - желчно напомнило крылатое пресмыкающееся и осмотрелось по сторонам.

  За исключением типичного средневекового города, более ничего чудесного вокруг решительно не наблюдалось.

  - Вот сейчас! – наконец сообщил рыцарь, сверившись с солнечными часами.

  Секундой спустя где-то неподалеку раздалось звонкое «Бам!» После чего над крепостной стеной вознесся некий снаряд. Отчаянно кувыркаясь, пронесся он над всем городом и скрылся за противоположной линией крепостных стен. Где с гулким плюхом и рухнул в реку. С места старта снаряда донеслись ликующие вопли.

  Дракон прислушался. Затем решил уточнить:

  - «Хвасон! Хвасон!», это что такое?

  - Это такой акцент, - выпалил рыцарь, спеша поделиться добытыми ранее на городском рынке познаниями, - На самом деле они радуются. И кричат: «Хоросо! Хоросо!»

  Не успел рыцарь таким образом расширить кругозор своего напарника, как из расположенного неподалеку от собеседников здания ратуши показался местный бургомистр. Взъерошенный, с торчащим дыбом рыжим чубом, рысью проскакал он по мостовой. Затормозив у доски объявлений, увенчанной геральдическим рисунком синей птицы, высокое должностное лицо начало торопливо стирать рукавом старые записи. Покончив с этим, бургомистр выхватил огрызок мела, на секунду задумался, а потом принялся остервенело писать.

  - Что этот парень делает? – удивился дракон.

  - Это и есть старинный ритуал! – хихикнул рыцарь.

  - А точнее? - Он проклятия сочиняет.

  - А зачем он их на доске чирикает? – крылатый ящер недоуменно наморщил чешую на лбу.

  - Потому что давно голос сорвал, - охотно пояснил напарник, страшно гордый тем, что в кои годы именно он поучает дракона, а не наоборот.

  Заглянув через плечо бургомистра, ящер прочел: «Я вас, узкоглазых, совсем на фиг полностью от и до уничтожу, урою, убью, лишу жизненных сил и долбаного дзэна! Мейк наш город грейт эгейн!!!» После 140 знаков место для записей на доске кончилось. Но внутри бургомистра явно еще продолжали клокотать нерастраченные эмоции. Поэтому он, сдернув шоссы, продемонстрировал окружающим свой голый зад, десять раз показал язык и пять раз – оттопыренный средний палец правой руки. Попутно, от избытка чувств, пустившись вприсядку.

  - Горячий парень, - прокомментировал увиденное дракон.

  - О да! – согласился рыцарь, с восторгом наблюдая за ужимками бургомистра. Внезапно перформанс с пальцем вприсядку оказался самым безжалостным образом прерван появлением нового действующего лица. Сначала над крепостной стеной воздвиглась верхняя часть приставленной снаружи к фортификационному объекту стремянки. Затем, тяжело отдуваясь, по лестнице поднялся пухлый незнакомец с явно азиатским разрезом глаз. Увидев приплясывающего бургомистра, незнакомец радостно осклабился и крикнул: «Сам козел!». После чего под аплодисменты своей свиты величественно съехал по стремянке вниз.

  С бургомистром случилась падучая.

  Дабы не мешать высокому должностному лицу заниматься столь интимным делом, дракон и рыцарь поспешили ретироваться в ближайшую таверну. Прикончив первую пинту, ящер потребовал вторую и, пока ему несли заказ, повернулся к напарнику:

- Ты что-то там говорил про старинный ритуал?

- Очень старинный! – рыцарь для пущей важности оттопырил палец, - Не каждый посвящен в его тайну, а только…

- Достойнейший? – предположил дракон.

- Во-первых, да. Во-вторых, я. В-третьих, на рынке в большой луже пьяный валялся. Пока я по нему лужу переходил, он не только высказал все, что обо мне думает, но и поведал массу иных удивительных сведений.

- Например?..

- Например, живет тут неподалеку одно племя азиатское. Когда-то с этими дикарями воевали, а затем на войну плюнули, ибо дорого. Надеялись, что дикари сами вымрут. А те надежд не оправдали. Одно слово – дикари!.. Мало того, что выжили, так еще, говорят, из гуано и палок соорудили катапульту. После чего стали с ее помощью регулярно ведра с помоями над городом швырять. Зачем, правда, не понятно…

- Как раз понятно, - хмыкнул дракон, - Потому что – могут!

- В общем, - продолжил рыцарь, - пришлось бургомистру как-то на это безобразие реагировать. Воевать, повторю, было дорого. Поэтому прибег он к более дешевому варианту - стал в ответ на каждое ведро проклятиями сыпать.

- Результат-то был?

- Даже два, - рыцарь начал загибать пальцы, - Во-первых, у бургомистра голос сел. Во-вторых, ведра стали летать чаще. Но по-настоящему бесит бургомистра даже не это…

- А что? То, что однажды ведро может внутри города грохнуться?

- То, что начиналось все с ведер деревянных. А сейчас летают уже эмалированные!..

Tags:

  Стоял солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон.

— Перевожу! — обрадовался рыцарь и, присовокупив к пиковой и трефовой десятке свою бубновую, передвинул карты влево от себя.

— Канальи!.. — не удержался Его Святейшество. — Беру. Дракон захихикал и подмигнул рыцарю. Его Святейшество епископ Рима, викарий Христа, преемник князя апостолов, Верховный первосвященник Вселенской Церкви, наместник Петра, примас Италии, архиепископ и митрополит Римской провинции, раб рабов Божьих или попросту Папа Римский вот уже второй час уверенно продувал партию за партией в переводного дурака. Видимо, сказывалось долгое отсутствие практики… …Напротив, у дракона и рыцаря практики во всякого рода честных надувательствах, кои приято называть в обиходе "азартными играми", было хоть завались. Через десяток минут Папа снова остался в дураках, отчего густо покраснел и насуплено сдвинул митру на лоб.

— Ещё? — елейно поинтересовался ящер, перебирая когтями карты.

— Да, именем Божьим, да! — рявкнул понтифик, всеми фибрами души жаждая реванша. Дракон ехидно улыбнулся, на что имел все основания. Ибо уже выиграл у Папы: право более не числиться дьявольским отродьем, должность настоятеля женского монастыря и буллу, провозглашающую, что карточный долг — это святое. Успехи рыцаря были скромнее — тот разжился лишь бархатным тапком с левой ноги Его Святейшества… Разумеется рыцарю хотелось большего, почему он тут же и встрял, напомнив, что дурак сдаёт.

— Предам анафеме! — обиделся Папа, но послушно взялся тасовать колоду. — На что играем?.. Предупреждаю сразу, что ставить по предложению мсье рыцаря на кон право первой ночи сроком на год во всех владениях нашей матери — Церкви, я категорически отказываюсь.

— Ну, тогда давайте на какой-нибудь пустяк… — разочарованно брякнул рыцарь. — Например, кто проиграет — тот прилюдно три раза крикнет петухом.

— Тут я тоже пас. — немедленно отозвался Папа, никоим образом не желавший допускать публичного умаления своей харизмы.

— Тогда пусть проигравший завтра на главной площади города устроит какой-нибудь перформанс. — внёс рацпредложение дракон, никогда не упускавший возможности блеснуть своей продвинутостью в области современного искусства.

— Это как?.. — с подозрением поинтересовался Его Святейшество.

— Это означает сделать перед зрителями то, чего от тебя никто не ожидает.

— Например?.. — подозрительности в голосе Папы прибавилось раза в два.

— Например, прилюдно совокупиться с блудной девкой!.. — снова влез в беседу рыцарь, но, увидев выражение лица понтифика, осёкся. — …Ну, или там просто прочитать стишок.

— Какой стишок?

— Да какой угодно. Да хоть и о загородной прогулке! Главное — громко и с выражением. Чтобы все услышали. — предложил дракон.

— Один стишок — это, пожалуй, маловато… — задумчиво протянул рыцарь. — Давайте добавим сюда ещё обязательство сыграть с первым попавшимся в крестики.

— В крестики?.. — поразился Папа и машинально потрогал висящее на груди распятие.

— Вы что, не знаете эту игру? — в свою очередь удивился рыцарь. — Берутся крестики и…

— …Дальше я знаю! Итак, играем на перформанс и крестики. — отрезал Его Святейшество. На самом деле он игры в крестики не знал, но не выказывать же Верховному первосвященнику Вселенской Церкви перед двумя мирянами своей неосведомлённости?.. …Папа не спал всю ночь. Нет, вовсе не воспоминания о тотальном проигрыше грызли его сердце. Следов покаяния от временного приобщения к азартным играм понтифик тоже не испытывал, так как, будучи реалистом, давно уже придерживался правила «не согрешишь — не покаешься». Словом, мучился папа бессонницей вовсе по другой причине. При свете медленно оплывающих свечей, он честно и педантично готовился к завтрашнему дню. Поскольку из всех стихов Его Святейшество знал только церковные песнопения, постольку под определение «стишок о загородной прогулке» эти рифмы никаким боком не подходили. Выход был только один — сочинить что-нибудь своё. Да и с игрой в крестики пока была полная неопределённость…

— Дааааа… — задумчиво протянул вечером следующего дня рыцарь, методично вращая над костром вертел с тушей барана. — Каким масштабным человечищем этот Урбан II оказался!

— Это ты про его вирши? Хе-х, Гомер и Овидий — просто бездари рядом с Папой, осенённым божьей благодатью. — дракон заржал, а потом со смаком процитировал: «О, люди города Клермона! Я вас зову покинуть она! Пройтись в леса, грибов алкая, читать молитв не забывая!..»

— Нет, я про другое… — рыцарь потыкал мизерикордией в мясо, проверяя степень прожарки. — Я про то, как Его Святейшество вместо игры в крестики-нолики объявил Крестовый поход…

Tags:

Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон.

— Не-а, не понял. — честно признался рыцарь после минутной паузы. — При чём тут какие-то «традиции», когда я тебя спрашивал про помойное ведро? Дракон кротко вздохнул и принялся объяснять заново:

— Наше средневековое общество, это общество, в первую очередь, зиждущееся на обычаях и традициях…

— Что такое «зиждиться»? — тут же перебил напарника рыцарь.

— Ну… Вот, к примеру, сейчас твоя задница зиждется на моей спине.

— О!.. — обрадовался рыцарь, седалищем уловив смысл аналогии.

— Так вот, вернёмся к нашим баранам…

— У нас есть бараны? Что ж ты молчал-то?!.. — рыцарь беспокойно завозился на драконе, мысленно уже смакуя хорошо прожаренную баранью ногу.

— Ээээ… Нет, партнёр, у нас нет баранов. Это просто такой распространённый словесный оборот…

— …Который придумал идиот. — выпалил в рифму рыцарь, прислушиваясь к голодному бурчанию собственного желудка. — Ладно, что там дальше?

— На чём я остановился? Ах, да. Наше общество основывается на традициях. — менторским тоном продолжил дракон. — И этими же традициями управляется. В силу этого члены подобного общества адекватно воспринимают других индивидов только в том случае, если у последних социальный статус соответствует определённой, закреплённой общественным мнением за тем или иным статусом, модели поведения. В противном случае по отношению к индивиду наступает реакция отторжения со всеми вытекающими из этого последствиями, КХЕ-КХЕ!.. — тут у ящера после длиннющей фразы кончился воздух и он закашлялся. Лесная дорога впереди покрылась там и сям разбросанными пятнами выгоревших проплешин.

— Ну?.. — дракон ловко поймал паузу между парой своих огнемётных «кхе-кхе» и с надеждой спросил. — Теперь-то дошло? На то, чтобы выйти из транса, куда его ввергло такое количество незнакомых слов, рыцарю потребовалось минуты три. Зато на то, чтобы в свою очередь ввергнуть в транс дракона, у рыцаря ушла всего секунда:

— Не-а, не дошло… Дракон скрипнул зубами и теперь уже целенаправленным плевком превратил в факел одинокую ёлку. Досчитал про себя до десяти. После чего максимально упростил свою мысль:

— ПОКА ТЫ ВЕДЁШЬ СЕБЯ, НЕ ТАК, КАК ОБЫЧНО, ТЫ В ГЛАЗАХ ОКРУЖАЮЩИХ ВЫГЛЯДИШЬ НЕНОРМАЛЬНЫМ. ЧТО, В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, ПРИВОДИТ К НЕПРАВИЛЬНОЙ РЕАКЦИИ ПО ОТНОШЕНИЮ К ТЕБЕ!

— …?

—…!!!

— Ты это… — в голосе рыцаря прорезались просительные интонации. — Объясни нагляднее. Ну, как с задницей.

— Нагляднее?.. — дракон прищурился. — Хорошо, будет тебе нагляднее. — и ящер решительно зарысил в направлении ближайшего селения. …Стоило им выбраться из-под прикрытия леса, как в деревне начался переполох. Панически вопя, крестьяне принялись вооружаться и возводить поперёк улицы баррикаду. Не доходя до преграды полсотни шагов, дракон плюхнулся задом на землю, растянул пасть в улыбке и басом проворковал:

— Селяне, я пришёл к вам с миром. Из-за баррикады вылетела стрела и, звякнув о чешуйчатую грудь дракона, отскочила в сторону. — …Я жажду вести пасторальный образ жизни, млеть от звяканья коровьих колокольчиков и пить по утрам парное молоко!.. Вслед за первой, воздух вспорол уже целый десяток стрел. Впрочем, с тем же результатом…

— Из-за амбара тащат камнемёт. — деловито предупредил напарника рыцарь.

— …Я всегда мечтал быть простым хлеборобом! Когтями рыхлить поле под яровые, хвостом косить сено!.. Ливень стрел внезапно иссяк. В гробовой тишине над баррикадой показалась голова деревенского старосты. Она озабоченно осмотрела дракона, а потом поинтересовалась:

— Ты что, спятил?

— Почему это? — хмыкнул ящер.

— Потому что ты — дракон. — убеждённо отрезал староста. — …И только сошедший с ума дракон может хотеть всё то, что ты нам тут наплёл. Давай, ребята!.. Где-то за баррикадой громко хлопнула верёвка. Взвившийся в небо булыжник описал красивую параболу и рухнул дракону на лапу. Дракон взвыл и, прыгнув вперёд, одним ударом разнёс баррикаду вдребезги. Следом наступил черёд домов и сараев, которые мстительное пресмыкающееся педантично раскатало по брёвнышку…

…Деревенское население с визгом разбегалось кто куда. Залёгший в компостной яме староста мелко крестился и облегчённо бормотал: «Слава тебе, Господи, дракон-то — нормальный! А я уж было подумал — конец света настал, раз драконов на парное молоко потянуло…» На горизонте весело плясали багровые отблески догорающей деревни.

— …Ну?! Теперь-то ты, партнёр, понял, что я имел в виду?! — прорычал ящер и, поморщившись, опустил распухшую лапу в реку.

— Ээээ… — рыцарь снял шлем и почесал затылок. — Пожалуй, что — да. По крайней мере, до меня дошло, почему, когда я голый на четвереньках прискакал к дому леди Гвиневры, меня, вместо того, чтобы пустить в её покои, облили помоями…

Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон. Вместо ответа рыцарь повернулся к ящеру задом, нагнулся и стал энергично стаскивать с себя исподнее. Пресмыкающееся следило за процессом с нарастающим нетерпением… — Ну и?

— Нууууу… — рыцарь распрямился, потряс подштанники… Вывернул их наизнанку, обнюхал каждый шов и только тогда подвёл итог: — Нууууу и… Нет.

— Совсем-совсем «нет»? — недоверчиво переспросил дракон.

— Совсем-совсем. — подтвердил рыцарь. — Ни гроша. Ни сантима, ни цента. Я всё обыскал. —

Жизнь без денег — жизнь впустую! — афористично обрисовал ситуацию ящер и впал в задумчивость. Незамедлительно предпринятый мозговой штурм конструктивных результатов не дал. По ряду объективных причин напарники были вынуждены отказаться от столь многообещающих комбинаций, как шантаж родственников ближайшей псевдодевственницы на выданье, попрошайничество на паперти собора Св. Петра в Ватикане и спекуляция якобы «лечебными» чешуйками, осыпавшимися с загривка ящера в ходе борьбы дракона с себореей. Когда рыцарь всерьёз высказал крамольную мысль заработать средства каким-нибудь честным трудом, дракон надолго закашлялся. А потом категорично заявил, что столь низко пасть он не позволит ни себе, ни партнёру. После чего дракона наконец-то озарило.

— Так, будем рассуждать с точки зрения сильных мира сего. Когда монарху нужны деньги, что он делает?

— Мммм… Затевает войну? — предположил рыцарь.

— Нет, партнёр. Войну монарх затевает уже потом, когда у него есть некий начальный капитал. Иначе монарху просто не на что будет собирать войско… — мудро уточнил дракон. — …В наше время воевать за устные обещания берутся только люди насквозь непрактичные. Это я про националистов и творческую интеллигенцию…

— Точно-точно. — поддакнул рыцарь и густо покраснел, так как все без исключения свои военные эскапады доселе начинал без предоплаты.

— …А вояки из таких, как из гуано — пуля… Рыцарь покраснел ещё больше. — …Так вот, для приобретения начального капитала монарх обращается к ростовщикам.

— К кому — к кому? — переспросил рыцарь, не вовремя задумавшийся над тем, кто он — националист или творческий интеллигент?

— К иудеям.

— К жидам?! — рыцарь выпучил глаза. — Да они же Христа распяли!..

— Во-первых, не они, а римляне. Во-вторых, никогда не стоит строить товарно-денежные отношения на основании сплетен и слухов полуторатысячелетней давности.

— Попомни мои слова — любой иудей скорее сдохнет, чем даст нам хотя бы одну монетку за просто так. — сморщился рыцарь.

— Не факт. — ухмыльнулся ящер. — Ой, не факт!..

— …Ой, шо-то неслыханное должно было случиться, шобы два таких блистательных сэра снизошли до трущёбы, где влачит свои последние годы бедный старый еврей Соломон Ротшильд!.. — так многословно и громогласно поприветствовали напарников в лавке ростовщика.

— Шалом. — ответил рыцарь, кое-чего поднахватавшийся в крестовом походе.

— О… Вы таки знаете язык сынов Израилевых? — удивился ростовщик.

— Шабат, щербет. — утвердительно кивнул рыцарь с умным видом. И добавил: — Моня, маца, Песах, поц!..

— Эээээ… Таки мне безумно приятно поговорить со столь образованными гостями. — нейтральным тоном отреагировал Соломон. Некоторое время все присутствующие выжидательно переглядывались, пока, наконец, дракон не решил взять инициативу на себя:

— Почтеннейший, а не найдётся ли у вас лишних денег?

Похоже, ростовщик ранее не сталкивался с ортодоксальной манерой драконьего мышления. А потому чуть не упал со стула, впервые в жизни услышав сочетание прилагательного «лишние» с существительным «деньги». По крайней мере, Соломону потребовалась целая минута на то, чтобы выдавить из себя следующую фразу:

— Эээээ… Только за тридцать процентов годовых.

— За три и нашу благодарность. — улыбнулся дракон.

— Но это же грабёж!

— Какой же это грабёж? — удивился дракон. — Грабёж, это когда материальные ценности изымаются без всякой компенсации. А мы вам обещаем помимо возврата всей суммы три процента годовых, да ещё и душевное «спасибо». Это не грабёж, это бизнес.

— Двадцать пять процентов. — насупился ростовщик. — Старый Соломон ради вас разорится и умрёт в долговой тюрьме. Его дети будут таки жить сиротами и проклинать отца за своё несчастное детство. Но шо не сделаешь ради хорошего клиента?.. Двадцать пять, и ни монетой меньше.

— Три процента годовых. Три и ни монетой больше. — торговаться было любимым хобби дракона.

— Двадцать пять процентов! — Ротшильд достал платок и промокнул вспотевшую лысину.

— Три и если в ближайшие минут десять вашей лавке будет что-то угрожать, мы защитим её бесплатно.

— Ой мне!.. — ростовщик захохотал. — …Ну, если вам такое удастся, то я вам дам деньги без всяких процентов. Но вам это не удастся… — Соломон погрозил пальцем. — …Шо-то я не думаю, шо прямо сейчас кто-то покусится на такую голытьбу, как я. С чего вы вообще взяли, шо у нищего Соломона есть шо-то, кроме дырок на собственных штанах?

— В противном случае, наёмники местного герцога не кричали бы на всю рыночную площадь, что «пора потрясти пархатого за его жирный тухес». Наёмники — они очень практичные люди… — со знанием дела встрял рыцарь. — …Не то, что творческая интеллигенция.

В ту же минуту где-то в недрах лавки раздался глухой удар. Едва не врезав дракону по лбу, распахнулась боковая дверь. Из неё в помещение фурией ворвалась вопящая полная женщина: — Соломоша! Пока ты тут мозолишь свой зад, там эти гои высаживают бревном заднюю дверь. Они же разбудят нашего маленького Изю, шоб он был здоров!..

— Ой, мне! — ростовщик схватился за плешь. — Сарочка, хватай всё и беги отсюда. Я побегу впереди — разведаю дорогу!.. Здание потряс новый удар тарана.

— Вы признаёте факт наличия угрозы вашей лавке? — как бы между прочим поинтересовался дракон.

— Да!!!

— Отлично. — дракон потёр лапы. — Тогда распишитесь вот тут — под строчкой: «Обязуюсь передать подателям сего 100 золотых…»

— Да шоб я сдох!.. — ростовщик отшатнулся от пергамента, как от чумы.

— И таки у вас есть этот шанс. — подмигнул дракон, услышав как после третьего удара тарана затрещала задняя дверь. Соломон Ротшильд взвизгнул и схватился за гусиное перо…

— …Шо это было?.. — поинтересовался тот же самый ростовщик, спустя пять минут потрясённо обозревая дымящуюся улицу, разбросанное там-сям оружие и улепётывающую вдаль толпу наёмников. За последними на бреющем гнался дракон, временами плюясь огнём поверх голов, а также оглашая окрестности воинственным кличами «Сионизм — форева!» и «Шалом, твою мать!..» Ещё человек тридцать дрожащих от страха вояк были по стойке «смирно» разложены на земле. В форме шестиконечных звёзд.

— Полагаю, что это можно считать еврейским погромом. — предположил рыцарь. — В новом смысле, разумеется. Так где там наши сто золотых?..

— Ну вот, а ты, партнёр не верил. — укорил дракон напарника тем же вечером, когда они дважды пересчитали полученную сумму. — И заметь, что всё это — за просто так.

— Как же — «за просто так»… — ворчливо отозвался рыцарь, завязывая мешок с монетами. — Во-первых, тот ростовщик на своей лавке теперь аршинными буквами написал: «Охраняется драконом». Во-вторых, ты даже не представляешь, каких трудов мне накануне стоило убедить наёмников герцога в том, что иудеи распяли Христа.

— Почему это? — Эти парни оказались язычниками!..

Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон. Рыцарь надул щёки. Величаво громыхая панцирем прошёлся взад вперёд и на выдохе выдал: — Да, у меня есть мечта. Хочу стать королём!

— Ну и дурак. — отрезал ящер. Его напарник от неожиданности наступил правым башмаком на свою же левую шпору и едва не навернулся:

— Почему это?!..

— Ну, партнёр, давай рассмотрим вопрос детально. — предложило крылатое пресмыкающееся: — Главная проблема в статусе самодержца — это персональная ответственность. Раз ты монарх — стало быть в глазах электората по определению отвечаешь за всё, творящееся в стране. Включая внематочную беременность и энурез. Так сказать — ты пожизненно крайний, так?

— Эээээ… — рыцарь почесал шлем в районе затылка и неуверенно поинтересовался: — А разве верховный сюзерен не подсуден лишь Богу?

— Это уже конечная стадия ответственности… — педантично уточнил дракон. — …Которая наступает сразу после того, как миновала стадия первичная — земная. Последняя, порой, принимает самые причудливую форму… Например — форму августейшей головы, напрочь отчекрыженной затюканной поборами чернью. Рыцарь невольно надвинул шлем поглубже:

— Оп-па! И о чём же мне тогда мечтать? Дракон философски поковырялся когтем в зубах и, как бы между прочим, обронил:

— Разумеется — о демократии…

— О чём, о чём?..

— О демократии. Сиречь — о народном правлении и народовластии. Рыцарь с большим сочувствием посмотрел на своего напарника:

— Ты что? Мухоморов объелся? Отдать дарованную Божьим Провидением власть в руки золотарей и кухарок?!.. Теперь уже ящер с неменьшим сочувствием осмотрел своего патрнёра, вздохнул и отрезюмировал:

— Вот из-за таких упёртых, как ты, и случаются революции, стачки и прочие общественные непотребства.

— Почему это?!.. — второй раз уже за этот полдень выдал свою коронную реплику рыцарь.

— А потому это! — взревел дракон и возмущённым плевком превратил случившуюся неподалёку утиную стаю в косяк поджаренных окорочков. — Потому что книжки надо по вечерам умные читать! Вместо попсы!..

— "Молот ведьм" — это не попса!.. — возмутился было рыцарь, но быстро сообразил, что попытка переорать чешуйчатую тушу высотой с двухэтажный дом заранее обречена на неудачу.

— Ладно, замяли. — минуту спустя примирительно сказал ящер и начал по очереди загибать когти на правой лапе: — Во-первых, демократия — это мощный бренд…

— Мощный что?..

— КНИЖКИ НАДО!!!..

— …Стоп-стоп-стоп. Я помню. — кротко ответил рыцарь, ловко туша тлеющий плюмаж.

— Во-вторых, демократия — это такой строй, при котором верховный правитель может творить всё, что угодно, ни за что при этом не отвечая.

— Oops! Не понял… — от удивления рыцарь даже забыл про обугленные перья на шлеме.

— С чего, по-твоему, начинается демократия? — дракон ехидно приподнял бровь. Его напарник задумчиво выпятил нижнюю губу:

— Ээээ… С права каждого на управление государством?

— Нет, конечно. — пресмыкающееся хихикнуло. — С вранья.

— …?

— Всё начинается с того, что ты врёшь всем, что у них есть право управлять государством.

— …!

— Для того, чтобы тебе поверили, учреждаешь кучу всякой пафосной бумажной волокиты. Как-то: Конституцию, Биль о правах и бюллетени на выборах. Люди так устроены, что в массе своей от подобной ерунды дуреют больше, чем от мухоморов… Рыцарь, который в первый раз в жизни слышал такое умное слово, как "Конституция", подобрал челюсть и согласно кивнул. — …Дальше — строгий контроль общественности за выборами в представительный орган власти и тщательный учёт всех голосов. Пусть народ следит друг за другом — это такое хобби, котрое затягивает с головой!.. — с упоением продолжал дракон. — Непременное обещание покарать всех мздоимцев и взяточников! Создание парламента, на который можно будет валить всё! Первое заседание! Банкет с бесплатным элем для всех активистов!.. Не жалей эля, и ты — глава государства!.. А когда тебе всё же попробуют устроить импичмент — появлюсь я!!!.. — ящер от удовольствия хрюкнул.

— И мне, как обычно, придётся биться со "злым драконом"? — попробовал отгадать рыцарь.

— Только в крайнем случае. Если нам срочно понадобится культ личности, дабы превратить тебя в пожизненного вождя и отца нации. А до этого ты на неограниченный срок введёшь в стране особое положение, наклав на парламент и приняв на себя чрезвычайные полномочия по устранению драконьей опасности!..

— Ты гений. — рыцарь с почти религиозным благоговением бросил взгляд на своего напарника.

— Таким образом, на повестке дня остаётся только один вопрос… — подвёл итог ящер.

— Долой королей — да здравствует демократия!

— …Кстати, хороший слоган, напарник, но я не об этом…Где взять деньги на эль?

Tags:

Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.

- Умри, сволочь! – выкрикнул рыцарь. После чего высунул из-за щита меч, и неуверенно помахал им перед носом ящера. Дракон оглушительно зевнул. Поморщился:

- Сэр, вы дурно воспитаны. Нас ещё никто не представил друг другу, а вы уже начинаете клеить ярлыки. «Сволочь»!.. – крылатое пресмыкающееся возмущённо фыркнуло. – Откуда такая уверенность, что я именно сволочь? Почему не «мразь», «погань», «исчадие ада» или, на худой конец, «гнида казематная»?..

За щитом наступило озадаченное молчание. Валяющийся неподалёку рыцарский конь осторожно приоткрыл один глаз. Дракон подмигнул. Конь истерично всхрапнул и снова разбросал копыта в глубоком обмороке.

- Ладно, про сволочь вопрос был риторическим… - смилостивился дракон и, гулко плюхнувшись задом на обочину дороги, скрестил передние лапы на груди:

- Но ответьте мне, сэр, вот на какой вопрос: какого рожна вам вообще пришла в голову идея щекотать меня своим смешным дрыном?

- Это вовсе не дрын. – обиделся рыцарь. – До того, как ты его прожевал и проглотил, это было моё копьё.

- Ага. Копьё… – дракон многозначительно приподнял бровь. - То есть вы, сэр, сознаётесь, что бесчестно и подло пытались меня спящего запырять насмерть?

- Это была военная хитрость. – тут же парировал рыцарь.

- Это была военная тупость!.. - отбрил собеседника дракон. - ...С учётом толщины моей чешуи, прочностных характеристик копья и черепашьего ускорения вашего коня.

- Умри, сво!..

- Да-да, я помню. И попрошу меня не перебивать. Я ещё не закончил. - дракон уселся поудобнее, после чего продолжил свою филиппику: - Нет, вы скажите мне, куда катится этот Мир? Куда, я вас внимательно спрашиваю?.. Стоит только прилечь после ланча, так сказать - забыться в объятиях Морфея, как тут же отыщется какой-нибудь хлыщ в железках! Который постарается ценой вашей шкуры удовлетворить свой героический комплекс неполноценности! - дракон всплеснул лапами. - Как жить, а? Как выжить простому честному дракону среди этих феодалов-драконофобов? Как выжить и не сдохнуть с недосыпа?!..

- Ээээ... Так мы будем драться или как? - после затянувшейся паузы донёсся из-за щита озабоченный голос рыцаря.

- А смысл? - флегматично поинтересовался дракон, отчаянно борясь с зевотой.

- Нууууу... - в который уже раз за время диалога с ящером рыцарь оказался в тупике. - Вроде как традиция такая... Драться с драконами. Ради чести и славы.

- Нет, сэр, вы не поняли. Мне-то ради чего с вами драться?

Рыцарь так и не успел придумать конструктивный ответ на этот вопрос, так как издалека донёсся приглушённый звук трубящих рогов и грохот множества копыт. Дракон всмотрелся вдаль. Скривился:

- Накаркал... Охотники на драконов. С заговоренными мечами и кумулятивными арбалетами. Опять - не спать. Опять - уходить от погони. - ящер печально вздохнул. - Ей-ей, лучше б меня во сне дрыном до смерти защекотали.

- Умри, сволочь! - воодушевлённо завопил рыцарь и метнул в противника меч...

...Торчащий из оскаленной драконьей пасти клинок смотрелся очень эффектно. Впрочем, как и рыцарь, вальяжно восседающий на брюхе поверженного монстра. Охотники потрясённо таращились на героя, восхищённо цокали языками и перешоптывались, что завалить эдакую зверюгу простым мечом - неслыханно. Да что там - это просто невероятно!.. Рыцарь краем уха слушал дифирамбы и, как и положено настоящим героям, величественно пыжился. Потом драконоборцы тщательно записали его имя, чтобы знать, кого воспевать в сагах с балладами, и умчались прочь...

- ...Швалили? - по прошествии пяти минут поинтересовался дракон и выплюнул меч, вернув себе тем самым нормальную дикцию.

- Угу. Свалили. - подтвердил рыцарь.

- Отлично! - ящер хихикнул и довольно потёр лапы. - Я же говорил, что идея прокатит! А главное - каждый честно получил, что хотел: я - возможность выспаться, ты - славу.

- Но это же был бесчестный обман. - смущённо выдавил из себя рыцарь.

- Какой же это обман?! - возмутился дракон, устраиваясь подремать в соседнем стогу. - Нет, партнёр, это была она - военная хитрость! Ведь так? - ящер вопросительно посмотрел на рыцарского коня и зевнул, обнажив полуметровые клыки. Конь в ответ так часто закивал, что у бедного непарнокопытного едва не оторвались уши...

Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон.

— Баранки гну! — попытался срезать его рыцарь.

— Нет, партнёр, это боянЪ, хе-хе!.. — в свою очередь срезал его дракон. — Хоть бы что-нибудь новое придумал. Ну, там типа "антилопа Гну", "долой войну", "в задницу пну"…

Рыцарь на эту шпильку никак не отреагировал, и дракон тоже замолчал. После того, как они закончили коммерческий тур по Европе, парочку стала одолевать невыносимая скука. На всякий случай, чтобы проверить себя, дракон начал на пальцах перечислять:

— В Испании были? — были. Во Франции были? — были…

— Ага, мы там славно сыграли номер "спасение Парижа от Ужасного Пресмыкающегося". - поддакнул рыцарь.

— Это ещё вопрос — кто из нас пресмыкающееся. — обиделся дракон. — Между нами, это не я на коленях ползал за той кокоткой из "Мулен Руж" и орал: "Возьми меня, возьми!.."

— Зато сколько мы тогда бабла с французского короля срубили… — поторопился изменить тему рыцарь. — …Когда я тебя пырнул тупым копьём, а ты притворился мёртвым!

— Это да, Георгий… — ухмыльнулся дракон. — В Германии тот же фокус тоже прошёл на "ура". Только вот до сих пор в толк не возьму, зачем я должен был требовать себе в жертву не вкусных коров и быков, а девственниц? Что я с ними бы делал-то?.. А в Италии из-за этого вообще, чуть всё дело не сорвалось…

— Ну, кто ж мог знать заранее, что эти придурошные римляне у себя девственницу будут искать целую неделю?!

— Ты обязан был принять во внимание возможность подобного форс-мажора. — наставительно покачал полутораметровым когтем дракон. — Я же чуть хроническую астму не заработал, плюясь огнём семь дней подряд.

— В нашем деле без риска вообще нельзя. — парировал рыцарь. — Помнишь, как в Moscovii тебе вместо девственницы чуть не подсунули какого-то Borisa Moiseeva?..

— О!.. Кстати, давно хотел спросить, а как ты тогда узнал, что он — не девственница? — дракон лукаво прищурился. Рыцарь побагровел, но не нашёлся, что ответить, а потому просто молча показал напарнику оттопыренный средний палец. Тем временем, дракон перебрал все знакомые европейские страны и криво улыбнулся:

— Похоже, мы с тобой побывали уже везде… Где же нам теперь снискать себе на хлеб насущный? — Где-где… В Karagande. - рыцарь проворно вытащил из-за пазухи скомканный пергамент с полустёршейся картой. — Вот сейчас посмотрим где.

— Ктулху бы побрал эту меркаторскую проекцию. — чертыхнулся дракон, заглядывая в карту через плечо рыцаря. — Это же надо было додуматься — представить Землю в виде цилиндра…

— А она — цилиндр?! — искренне удивился рыцарь. — А я-то, глядя на карту, всегда считал, что Земля прямоугольная. После этого признания дракон так выразительно посмотрел на рыцаря, что у того снова возникло неосознанное желание продемонстрировать напарнику средний палец…

— Ладно, это не принципиально… — в конце концов примирительно сказал дракон. — Эге, а это что за пятно?

— Где?

— Да вот же — чуть повыше Франции.

— Ах, это? Это я мясным соусом ляпнул. Дракон аккуратно поскрёб пятно когтем, после чего оба напарника хором восторженно прочли: "Грейт Бритн!.."

…Из витражного окна Вестминстерского дворца Англия выглядела, как разноцветный узор в калейдоскопе. Впрочем, спикер Парламента этого феномена не замечал, нервно расхаживая взад-вперёд так быстро, что космы спикерского парика вились за своим владельцем на манер боевых стягов. Именно такое сравнение неожиданно пришло в голову лорду-канцлеру, меланхолично раскуривающему трубочку в кресле у камина. Башмаки спикера столь вызывающе грохотали по паркету, что это в конце концов побудило главу палаты Лордов сделать своему коллеге замечание:

— Сэр, перестаньте являть собою образ Кошмара и Смятения. Сядьте и успокойтесь.

— "Успокойтесь!.." — едва не сбившись с шага, передразнил спикер. — "Успокойтесь!.." Если бы вы, сэр, год тому назад не отстаивали столь яростно идею сокращения нашей армии, я был бы сейчас совершенно спокоен. Как сфинкс! Как лев!.. Дохлый!..

— Но, сэр…

— Боже!.. — спикер сорвался на крик. — Конституционная монархия, Биль о правах, Хабеас корпус акта, предвыборная агитация — всё это, благодаря вам, сэр, теперь ничто! Понимаете вы это, нет? Ничто!.. Потому что теперь вся Англия ждёт не ответа на вопрос, кто победит на выборах в палату Общин, а ответа на вопрос, ЗА КОГО ПРОГОЛОСУЕТ ДРАКОН!!!

— Да. — был вынужден согласиться лорд-канцлер. — В отсутствие боеспособной армии, дракон становится весьма харизматичной фигурой с точки зрения геополитики…

…Подсчёт взяток, полученных от тори и вигов, затянулся далеко за полночь. Оба напарника чертовски устали перетаскивая мешки с золотыми соверенами, а потому дышали тяжело, как загнанные лошади.

— Знаешь, что мне больше всего нравится в буржуазных демократиях?.. — спросил дракон у рыцаря, смахнув капельку пота с чешуйчатого гребня. — …Больше всего мне в западных демократиях нравится термин "лоббировать". За это платят куда больше, чем за девственность!

Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон.

— Нет. — убеждённо сказал рыцарь.

— Почему "нет"?.. — трёхсотлетняя жизнь приучила дракона быть недоверчивым.

— Потому что участники для этого состязания всю жизнь готовятся. Кто сухой мухоморный допинг принимает, кто камни каждый день поднимает, кто скакуна на бегу обгоняет. Одним словом — профессионалы.

— Дык и ты — не хрен с горы, а рыцарь. Вчера утром зарядку делал — я сам видел.

— Это была не зарядка. — рыцарь покраснел. — Это ко мне ночью под доспех клопы набились…

— Не принципиально. Устрашающе махать руками умеешь, а что от вашего брата ещё-то на турнире требуется?

— Ну, например, конь. Без него меня на ристалище никто не пустит.

— Да… Пожалуй, мы поторопились загнать твоего Росинанта в ломбард… — дракон ещё раз перечитал в конце объявления сумму, обещанную победителю турнира, и надолго задумался. Пока крылатый ящер что-то сосредоточенно про себя прикидывал, рыцарь принялся прутиком чертить в дорожной пыли нечто кобылообразное. При этом напарник дракона не забывал уныло бормотать: "Если б я имел коня — это был бы номер. Если б конь имел меня — я б наверно…" Что было бы, если б непарнокопытное создание поимело рыцаря, мир так и не узнал. Потому что в эту минуту дракон внезапно фыркнул и с прищуром посмотрел на своего спутника. Рыцаря передёрнуло. По своему опыту он уже знал, что вслед за подобным взглядом, у дракона появлялись идеи повышенной непредсказуемости и авантюрности. Самое малое, что за них можно было огрести, это сожжение живьём. Во время посажения на кол…

— Что есть конь? — спросил дракон.

— Ну… Животное такое… — рыцарь судорожно попытался понять, в чём подвох. — …С четырьмя ногами и одним хвостом. Дракон внимательно себя осмотрел:

— Сколько у меня ног?

— Четыре. — А хвостов?

— Один.

— Вот! — дракон просиял.

— Нет-нет-нет… — рыцарь уже сообразил, к чему клонил напарник и поторопился внести ясность.

— У коней ещё есть галоп, они едят овёс и умеют ржать. Дракон с ухмылкой прошёлся перед рыцарем рысью, иноходью, карьером и наконец — галопом. С брезгливой миной сжевал придорожный куст. И заржал. Оглушающим басом… Росший неподалёку могучий дуб рухнул в обморок. —

…И это — ваш КОНЬ?! — герольд у въезда на ристалище ошеломлённо разглядывал нечто гороподобное, по самые ноздри замотанное в разноцветную попону.

— А что? Разве, не видно? — откуда-то с вершины живой Джомолунгмы сварливо откликнулся рыцарь.

— Четыре ноги, хвост… Умеет ржать, жрать овёс и скакать галопом. Если не верите — могу устроить тест-драйв.

— Да что вы, сэр, конечно верю… — герольд опасливо отодвинулся от курящихся дымом ноздрей мегалошадки.

— …Типичный конь, ага. Ти-пич-ней-ший! Что я, коней что ли не видел? И герольд дал стрекача… Турнир закончился к удивлению всех участвовавших сторон очень быстро.

…Навьюченный грудой чужих доспехов, дракон в лучах заходящего солнца напоминал кибитку цыган-сборщиков металлолома. Поверх трофеев сонно раскачивался в такт шагам своего "скакуна" рыцарь. Время от времени, он вяло пытался отгонять призовым золотым кубком нахальных комаров.

— …"Какой из тебя конь? — Не поверят!" — дракон передразнил рыцаря и довольно хрюкнул. — Я всегда говорил — главное в деле убеждения, это умение вживаться в образ… Помноженное на массу тела и толщину шкуры!

Tags:

Сразу предупреждаю - не моё. Но мне понравилось. Я лишь немного подправил и частично подкорректировал. Стиль автора сохранен. Кстати, кому не интересны все эти "Сильмариллионы" и пр. "Братства кольца", звиняйте.



"...Собсно сага началась с того, что Смеагорл нашел кольцо, а закончилась тем, что он сделал то, чего не смогли сильные мира сего - отправил в жерло. Он оказался Единственным в мире способным на это. Весь посыл книжки в том, что иногда судьба мира вверяется в руки самого заурядного и невзрачного существа, и даже такое существо способно сделать правильный выбор.

Давайте скупыми мазками:

1. Смеагорл находит кольцо в реке. Найти какое-нить самое заурядное украшение в реке это уже нетривиальная история, но то, что нашел этот хоббит было ценнейшим артефактом в мире и он нашел его не случайно. Он был избран.

2. То, что это избранный, проводник воли проведения, если угодно, говорят его дальнейшие действия. Вот что бы вы сделали, заимев такое кольцо? Ну конечно, после посещения женской бани... Правильно , стали бы монетизировать его магические свойства, для чего подались бы в какой-нить оживленный населенный пункт. И после реализации затеи жили бы себе припеваючи. А что сделал Горлум?  Он свалил, причем не куда-нить, а в напичканные гоблинами пещеры!!!

Парадокс? А вы взгляните на это по-другому. Допустим, примерив кольцо, он, не до конца понимая, что это за вещица, чувствует ее страшный и злой потенциал. И становится перед выбором: "Что делать ?Кинуть в речку и забить или писануться в замес?"

И принимает решение взять на себя ответственность за судьбу мира, а, проще говоря, забрать его к себе и унести туда, где, по его мнению, никто его не найдет, и откуда кольцо не сможет выбраться. Не вина Смеагорла, что рядом не случилось Гендальфа, что бы рассказать как его уничтожить. Он просто ничего лучше не придумал...

3. О силе личности Смеагорла говорит то, что, будучи хоббитом, он добрался до гор и заселился в подземелья кишащие гоблинами, в кромешную тьму. Рассчет оказался верен: в гоблинских пещерах искать станут в последнюю очередь, а в этих глубенях даже Темный властелин его хрен найдет, и даже если засечет, добраться до него там сложнее всего.

Далее Смеагорл десятки лет ведет жизнь аскета-партизана-сыроеда, являя пример глубочайшего самоотречения и превращаясь постепенно в Горлума, и все строго ради одной цели - контролировать кольцо и не допустить его возврата к хозяину. Согласитесь, не каждый смог бы.

4. Собсно кольцом Голлум не пользуется, чтобы не выходить в эфир, о чем говорит тот факт, что его не запеленговали. Более того, интересно само обращение к кольцу: "моя прелесть", что по смыслу означает нечто, соблазняющее его лично. Голлум и тут показывает удивительную твердость духа в борьбе с чарами артефакта.

Конечно же, постоянное нервное напряжение связанное с кольцом, близость гоблинов, невыносимые бытовые условие и отсутствие регулярной половой жизни не могли не сказаться на его психическом здоровье...

Но потом кольцо-таки убежало к другому хоббиту. Который кстати сопротивлялся ему куда менее уверенно.

5. Далее следуют интересные события: Горлума принимают мордорские спецы. И что интересно, им понадобилось долго пытать его прежде, чем им удалось получить информацию. А ведь 99% людей раскололись бы при виде нагреваемых щипцов.

6. После Горлум тикает по Мордору, причем не ясно - как без еды и воды в этом краю, населенном хрен пойми какими ужасами, он сумел уцелеть. На такое способны только существа фанатики, с несгибаемой силой духа, замотивированные по самое небалуйся.

7. И наконец, Горлум встречает парочку соплеменников, у одного из которых кольцо.

Опытным взглядом старого кольцеборца Горлум вычисляет, что Фродо тухловат и скорее всего кольцо его подомнет под себя. Но на прямой конфликт сил у него особо не хватает. Затея с паучихой тоже не прокатывает. Сэм пытается завалить Горлума, но снова по вышнему произволу, Горлум остается жив. "Наверху" видно, что Фродо сумкин облажается в горе, мисия Горлума еще не завершена.

8. И вот наконец кульминация: Фродо сломался и Горлум, принося в жертву собственную жизнь, как советский летчик, таранящий фашистский мессершмидт, как Христос взошедший на Голгофу, вместо Атласа подставляет костлявые плечи под падающий небесный свод. Не будь его воли, решимости, самоотречения и даже одержимости не было бы ничего. Назгулы нашли бы кольцо раньше и тогда настала бы амба..."

Ну и вообще:

https://www.youtube.com/watch?time_continue=103&v=CLOcVm4tIbU

Из ПСС ИВС

Чарльз Наттер — Иосифу Сталину

АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Главная контора КЕНТ КУПЕР,  Главный управляющий

Москва, СССР — Мертвый пер. 18

22 октября 1936 г.

Иосифу Виссарионовичу СТАЛИНУ,

Генеральному секретарю Коммунистической партии. Кремль

Дорогой мистер генеральный секретарь!

Было так много злостных сообщений, опубликованных заграницей, о Вашей тяжелой болезни и даже смерти, что я очень приветствовал бы возможность видеть Вас и поговорить с Вами для того, чтобы доказать лживость этих сообщений. Так как весь мир переживает новую тревогу и ввиду испанских событий, я думаю, что читатели газет во всех странах приветствовали бы Ваши взгляды на многие вопросы, как это было и в прошлом во времена трудностей или неуверенности. Я не колеблюсь высказать мое обдуманное мнение, что Ваши ясно выраженные взгляды могли бы быть сейчас серьезным вкладом в дело мира.

Вы принимали иногда иностранных газетных корреспондентов, но это счастье никогда еще не выпадало на долю Ассошиэйтед Пресс величайшего американского газетного объединения, которое через связанные с ним агентства, как например Тасс, обслуживает весь мир. Мистер Долецкий из Тасс’а может рекомендовать Ассошиэйтед Пресс и меня.

Могу ли я почтительно просить интервью и возможности сообщить Ваши взгляды на международное положение и объяснить новую Советскую Конституцию до ее принятия.

Искренне Ваш. Чарльз Наттер. Заведующий Бюро.

Иосиф Сталин — Чарльзу Наттеру

Господину ЧАРЛЬЗ НАТТЕР

Заведующему Бюро АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС.

Милостивый государь! Насколько мне известно из сообщений иностранной прессы, я давно уже оставил сей грешный мир и переселился на тот свет. Так как к сообщениям иностранной прессы нельзя не относиться с доверием, если вы не хотите быть вычеркнутым из списка цивилизованных людей, то прошу верить этим сообщениям и не нарушать моего покоя в тишине потустороннего мира.

С уважением

И. СТАЛИН.

26.Х.36 г.

Чарльз Наттер — Иосифу Сталину.

Москва — Чарльз НАТТЕР.

АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС.

Москва. Мертвый пер. 18

27 октября 1936 г.

Иосифу Виссарионовичу СТАЛИНУ

Генеральному Секретарю, КРЕМЛЬ.

Дорогой мистер СТАЛИН!

Уверяю Вас, что это довольно странное чувство, когда к человеку обращаются с того света. Я отвечаю с большим трепетом, потому что вспоминаю, как мы, будучи детьми, посылали письма святому Клаусу, не понимая тогда всей трудности передачи их на Северный полюс, что мы поручали своим родителям. Я верю и понимаю, что Вы хотите, чтобы Вам не мешали.

Однако, может быть, после воскресенья из мертвых Вы разрешите мне притти к Вам и поговорить с Вами о земных вещах. Я был бы очень благодарен.

Искренне Ваш

Чарльз НАТТЕР. Заведующий Бюро.

Иосиф Сталин — Чарльзу Наттеру.

Господину ЧАРЛЬЗ НАТТЕР

Заведующему Бюро АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС.

Милостивый государь!

К сожалению, ничего не могу прибавить к сказанному в предыдущем письме.

С уважением И. СТАЛИН.

27 октября 1936.

Посмотрел нонеча старый мультфильм "Аленький цветочек". Случайно посмотрел, но торкнуло меня не по-детски. О чем главная идея сего произведения народного творчества? О любви? О доброте? О сердечности? О человечности? Да вот фиг вам! :-)

Главная идея: без разницы, какое ты мурло, лишь бы у тебя были "бабки"! Пусть ты и хиппующий гринписовец, непотребными карами грозящими какому-то заблудшему любвеобильному папаньке, но ежели у тебя есть дворец с теплым сортиром, нарядов чужестранных шифоньер дубовый, чрево насытить явствами заморскими да украшения всяческие, то тебя полюбят. И пофиг на рожу-то. Честно-честно! "Так народ говорит". :-)

Все зло из-за бабок!

Вот так и живем...

Не верите?

Нас тупила осень

Tags:

Вот как бывает...

Столкнулся сегодня с врачом, у которой любопытная фамилия - Вагина. Ударение на первый слог - вАгина. Задумался. Вот ведь как судьба может повернуться. И смешно, с одной стороны, и грустно за человека. Как же ей плохо в школе было. Это ж сколько насмешек из-за такой фамилии у неё было... Дети  ведь очень злые существа. До беспощадности.

"Вагина, выходи гулять!"

А тут ещё и учителя обязательно подбавят "огоньку". Ведь не удержатся и в дневнике кому-нибудь напишут:

"Дергал Вагину за волосы"

"Гладил Вагину на уроке"

"Щипал Вагину" и т.п.